«Железные люди». Виннитчанин — проводник эвакуационного поезда, рассказал, как вывозили людей из Харькова и Донбасса

34 Новости Винницы

55-летний Валерий Сихневич – из династии железнодорожников, из Казятина. Мужчина целый месяц работал без выходных, чтобы спасти тысячи людей. Он один из проводников эвакуационных поездов, по которым украинцы выезжали с опасных территорий, которые обстреливались российскими оккупантами. Валерий работал на эвакуационные поезда из Харькова и Донецкой области. -align: justify;»Муж достает телефон и показывает фотографии женщин и детей, которых поместил в свое купе. В его глазах слезы.

«В первый день войны, 24 февраля мы вступили на смену в поезд «Киев – Новоалексеевка», – рассказывает Валерий Сихневич. До Новоалексеевки мы не доехали. Взорвали пассажиров на станции Запорожья. На следующий день уже бесплатно забирали людей из Запорожья, Днепра и увозили во Львов. После того наш поезд переименовали, он стал эвакуационным и назывался «Львов – Бахмут». Мы ездили в Харьков, Краматорск в Лиман. В Бахмут не заезжали из-за постоянных обстрелов. Эвакуировали людей из Краматорска, Славянска, Харькова. В вагоне негде было пальца продвинуть. Я отдал женам и детям свое купе. Матери грудных детей вынуждены были оставлять коляски на платформе. Все прижимались друг к другу. В тамбурах стелил матрасы и тоже там лежали дети. Когда видишь, эти детские слезы сердце обливалось кровью, но тогда я не позволял себе лишних эмоций. Напротив, ходил подбадривал женщин и детей, успокаивал, шутил, что уже скоро вы вернетесь домой. Еду нам давали волонтеры, и бутерброды и сало и вареники, так я раздавал людям, и чай готовил и кофе», – сквозь слезы рассказывает Валерий.

Несмотря на опасность Валерий не имел ни капли Мужчина вспоминает, что военное напряжение впервые пережил в 2014 году, когда поезд приехал в Симферополь, и везде ходили вооруженные «зеленые человечки».

«Тогда было страшно. А потом привык. С 2014 года я постоянно ездил в Краматорск и зону проведения ООС. Вот в марте мы эвакуировали стариков, немощных, и людей с инвалидностью, из Славянска. У одной немощной женщины избиты ноги. Мы вносили ее на простыни, она кричит аж кровь по губам бежит, так больно. Очень жаль было пенсионеров – они несколько дней ничего не ели. Потом попросили у меня хлеба. Я вынес им вареники, переданные волонтерами. Они жадно хватали из рук эти вареники, потому что так хотели есть. Я этого никогда не забуду. Эти люди век прожили и вот сейчас были так измучены, и ни на еду, словно пережили еще один голод».

В эвакуационном составе также они тоже по профессии проводники.

«Мои родители были железнодорожниками, мама и папа. Я работаю проводником уже более 30 лет, и моя жена и наши дочери продолжили династию проводников и с нами работали на эвакуационном направлении. Нас целый месяц не могли заменить. Мы ночью заезжали в столицу, и было очень опасно, постоянные звуки сирен, все прятались в хранилища. Мы в поезде и мылись и спали и ели. Везли людей во Львов, а обратно оттуда возили гуманитарную помощь: продукты и одежду, лекарства. У нас очень народ очень хороший. Я много объездил при жизни и за границей был, и раньше в ту же россию ездил. И сразу видел разницу, как только пересекал нашу границу. В селах, в хижинах окна никогда не в жизни не окрашивались, усадьба не убрана, ни цветов, ничего. А если где-то такая хижина была, хорошая принарядная, — то там говорят наш жил — украинец», — рассказывает Валерий.

Седьмого апреля Валерий вместе со своей семьей снова заслонили в рабочую поездку. Лишь в начале смены узнает свой маршрут.

«Мы ехали в темноте. Наш поезд мчался как летучий голландец, без света, ехали такими путями, что никто не знал. Пассажирам тоже не говорили, где они и какая должна быть остановка или местность, ведь кто-то мог в телефонном разговоре родным сказать, а эти разговоры могли перехватить россияне», — говорит Валерий.

Муж убежден, что сейчас каждый должен выполнять свою работу, каждый нужен Украине.

>

В конце разговора Валерий оптимистично резюмирует: «Победа будет за нами!»