Сегодня 9 октября — Иоанн Богослов, «праздник хоть и маленькое, но весьма сердитое»

100 Новости Винницы

Об этом рассказывает 60-летняя Валентина Безоглюк из села Логвин Володарского района на Киевщине. — Это праздничек хоть и маленький, но очень сердитый. Его старшие люди и сегодня уважают. В первую половину дня работать можно, а во вторую — лучше не работать. Ибо то как он сердится, то уже будет холодно, а если нет, то еще будет тепло».

В этот день можно предсказать, какой будет зима: если березы начнут облетать — теплой, если осина сбросит до этого дня зеленые листья — холодной.

Говорят, на Ивана Богослова нельзя кушать чеснока и лука, потому что всю зиму будут сниться мертвые.

На Слобожанщине присвяток называют Черный Иван. Потому что если на него резать свеклу, морковь или картофель, то все запасы до весны почернеют. А у того, кто поест чеснока или лука, почернеют и выпадут зубы.

Иоанна Богослова — поминальный день. Когда за души умерших читали на кладбище Псалтырь и устраивали обеды. Вспоминают также утопленников, висельников, мертворожденных и погибших на войне.

На Осеннего Ивана хорошо шинковать капусту — У нас так говорят: «Кто не посіявсь до Богослова, то не стоит доброго слова», — рассказывает 58-летняя Надежда Курач из Логвина. — До Богослова надо всю озимую посеять и в поле все работы закончить. На Богослова идет дождь, а бывает, и заморозки начинаются. То стараются, чтоб уже всю выкопать картошку, морковь и в погреб сложить, чтобы не попідмерзала, а то всю зиму гнить будет. Ну а как все сделали, берутся за свеклу. Хорошо шинковать капусту и закладывать в бочки на зиму. Будет до самой весны вкусная и на зубах хрустеть. Лущили кукурузу, шинковали капусту вместе у каждой соседки по очереди. Работали с песнями, шутками. Отсюда происходит название театральных капустников — юмористических вечеров с пародиями и розыгрышами.

Помолвлены девки на вечеринках «сдавали девство» — «На Ивана Богослова не услышит девка доброго слова», — рассказывает Надежда Курач. — Уже перестают ребята свататься к девушкам, потому что до рождественского поста не успеют свадьбу отбыть. А в пост у нас и сейчас не женятся, потому что в церкви поп не венчает. Собираются вечерницы. На них засватанные девушки «сдают девства» — прощаются с подружками, потому что замужним на вечерницы ходить не годится.

60-летняя Валентина Безоглюк, также из села Логвин, говорит, что по ее молодости в 1960-х на вечеринках уже не пряли, а только сходились к какой-то из подруг вышивать. — А матери наши ходили, — добавляет. — Рассказывали, что собирались у бабы Шуры Щурихи. Она вдова была. У нее была пралка и станок — то, что рядна делает, — был. То они там и стирали, и ткали. И на эти вечеринки специально приходили ребята. Платит ей не платили — денег не было. Может, муки какой-то принесут, крупы.

Вечерничний сезон с наступлением холодов открывали новосельем — обедом с выпивкой, музыкой и танцами. Готовили кашу, петуха и бабку-«горгуна». Убирали их цветами и калиной. После обеда горшок с кашей разбивал тот парень, который заплатил за нее самый большой выкуп. Деньги отдавали хозяйке — «досвитчаной матери». — Сидим вышиваем, поем. А сейчас как споешь, то думают, что человек пьян. А тогда уже ребята приходили в девять-десять — уже там вышивания! — смеется Надежда Курач. — До 12 гуляли, до времени. Родители не разрешали долго гулять, но гуляли. Осенью наработаешься, свеклы накопаешься, а вечером идешь. До утра, бывало, гуляем. А потом утром домой бежим, а уже доярки идут коров доить. Бывало, девушки и ребята оставались вместе спать.

Праздничными считали посиделки по воскресеньям, свадебные и прощальные — проводы новобранца в войска. К ним специально готовились: девушки наряжались как можно лучше, украшались, ребята нанимали музыку для танцев. На свадебных вечеринках невесты угощали своих товарищей, а «досвитчаной матери» дарили платок. В знак прощания с девичеством невеста варила кашу в новом горшке, потом разбивала его, а девушки припевали: «Ой каша-каша, наша розлука».

На религиозные праздники — Кузьмы и Демьяна (14 ноября), Екатерины (7 декабря), Андрея (13 декабря), Варвары (17 декабря) устраивали складку или ссыпщину. Девушки не работали, готовили стол с закуской, а ребята приносили выпивку. — Мы делали «глупого вареника», — вспоминает Валентина Безоглюк. — Делали ему такую начинку — калина и пакли. И, допустим, какой-то парень и возьмет, то это значит, он будет жених. А тая, которая лепила его, — невеста, значит. — В игры гуляем играем всякие,- добавляет ее соседка 53-летняя Надежда Колесник. — Вот сидим в кругу, крутим бутылку. На кого горлышком наставила бутылка, тот целует того.

Говорит, что они с родной сестрой ходили на разные вечеринки — чтобы не отбить друг в друга пары. За это в семье не было ссор. — А ребята ходили по всех вечеринках, где их девушки. Бывало, что приходили и из другого села. И девушки с хуторов приходили, так же вместе в школе учились. И когда наши ребята к ним ухаживали, то нам нехорошо было, не нравилось нам это. Если же приходили на посиделки ребята из другого угла или села, то между «своими» и «чужими» часто доходило до драки.

Надежда Колесник рассказывает, что на вечерницы девушки начинали ходить в 14-15 лет. Если девушка впервые шла на вечер, должна была принести кашу. Ребята сходились и «торговали» ее в нее: кто давал больше денег, тот бил горшок с кашей об угол стола. Деньги шли на музыку. Парень на первые свои посиделки ставил парням магарыч, а его «короновали» — подбрасывали к потолку. На первых вечеринках над ним подшучивали: или в мел измажут, или пришьют к спине петушиную голову.

Обижаться не надо, ибо тогда могли наказать, порвать шнур на штанах.