«Приняли, как родных» — истории переселенцев, проживающих в селах Винницкой области

32 Новости Винницы

Многие деревни Казатинской общины приютили у себя внутренне перемещенных лиц. Крестьяне отдают собственные родительские усадьбы и помогают всем, чем могут. Например, селе Кордышевка, хозяйка приютила в родительском доме две семьи, бежавшие от войны.

«Хижина старенькая, но очень просторная. Есть много комнат. На стенах вышитые картины и полотенца. Туалет на улице, но мы приспособились, – говорит переселенка Анна из Чернигова. Я приехала со своей пятилетней дочерью. С нами здесь еще одна семья из Киевской области из села Тарасовка. Я сама бухгалтер, работала в областной администрации. В первый день войны успела выплатить зарплату, собрать вещи и покинуть город. У меня был шок. Мы приехали к родителям моего мужа в Киевскую область, постоянно слышали обстрелы и размышляли, что делать дальше. Когда в Богдановку начали заходить российские войска — не теряли времени — сели на последнюю электричку, которая отправлялась в 10 часов вечера и уехали оттуда. А уже через два часа рашисты зашли в деревню».

По словам женщины, Чернигов, так и его окрестности постоянно обстреливали. Она надеется на чудо, что ее дом и квартира уцелели.

«У нас есть кинотеатр, переживший Вторую Мировую войну и немецкую оккупацию, а рашисты его разрушили. Моя родная тетя живет в пригороде Чернигова и она осталась дома, так как ухаживает за моей 89-летней бабушкой. Когда обстреливали деревню, она несколько дней не могли выйти на связь, а потом наконец-то написала, что их дом полностью разрушен, и бабушка несколько дней пролежала на улице. Мой двоюродный брат ехал в деревню, чтобы забрать старуху, но по дороге его остановили и забрали автомобиль. Его самого отпустили». >Убегая от войны, Анна познакомилась с еще одной семьей из Киевской области. Они вместе приехали в Казатин, уже здесь через знакомых смогли найти убежище в селе. Местные узнав, что приехали две семьи с детьми – сразу стали помогать кто чем может: одеждой, продуктами.

«Здесь мы практически не слышим сирен. Это самое главное для наших детей, у нас двое ребят – менее трех лет. Природа и свежий воздух. Люди очень хорошие. А одна женщина приносит сметану, и молоко, которое я за свои 37 лет еще никогда не ела. Очень вкусно, всё натуральное. Я никогда не была в Винницкой области, но знала, что это яблочный рай. И нам принесли много яблок. Наши дети очень рады. Мы в свою очередь помогаем нашей хозяйке, которая приютила нас и огород будем помогать сажать, все что просят. Однако каждое утро просыпаемся, с надеждой, что завтра или послезавтра война все-таки закончится, и мы можем поехать домой. Сейчас очень много заминированной территории и просят не возвращаться.

В другой общине, недалеко от Казятина, поселилось около 1000 переселенцев и людей уже размещают в детском саду. В комнатах заведения – есть кровати, матрасы. В столовой ежедневно работают повара – готовят для военных и для переселенцев. Приютили людей из Мариуполя и Харьковской области. justify;»>«С 8 марта мы постоянно прятались и сидели в подвале, к подъезду было страшно подойти, – рассказывает Сергей. Наш район наиболее обстреливаемый – это проспект Мира – центральная часть города, рядом роддом, драмтеатр. Этот район разбомбили через несколько дней. Мы уехали оттуда 14 марта, и Бог нас берег. Не всем удалось выехать целыми, многие машины постреляли. Уезжать было страшно, но мы понимали, что здесь всех ждет смерть, ни света, ни воды, ни отопления, ни газа».

Сейчас Сергей пытается найти работу. Он электрик. Его жена – мастер по маникюру. Она уже обустраивает себе рабочее место. В семье двое сыновей, которые тоже заняты онлайн-обучением. О возвращении назад даже не думают. И только от самого упоминания о доме – в глазах слезы. text-align: justify;»>«Там в Мариуполе мы прятались в подвале соседей, а когда мы уезжали – забрали их с детьми, – рассказывает Наталья. Нас было 12 человек, и мы все на двух автомобилях уехали из города. И вот наша соседка говорит, а вы знаете у меня есть в Винницкой области двоюродная сестра, но я ее никогда не видела. Она нашла номер телефона тете Любы, проживающей. И тетя Люба говорит: «Конечно езжайте!». А у нее уже было там 10 человек, приехавших из Киева. Она и нас, еще и 12 человек, накормила и помогла поселиться в этом садике. Мы очень благодарны тете Люби. Такая забота, как к родным», — со слезами в глазах говорит переселенка Мариуполя.

В коридоре детского сада местные люди, переселенцы плетут маскировочные сетки. За время войны их сплели несколько десятков. Окна все замаскированы. В одной из просторных комнат разместились пожилые люди, переселенцы из города Лозовая Харьковской области. Они приехали сюда совсем недавно. Людмила Чеславовна передвигается на костыле. Говорит, целые места их постоянно обстреливали. А теперь там находиться невозможно. content/uploads/2022/04/071ec80852cc76efc196bd664c040cc8.jpg» />

«В первый день войны я собиралась на работу, стояла в окне и смотрела на градусник, вижу летящую ракету и попадающую в воинскую часть, следом друга. Муж выскочил из постели кричит: «война началась». Вот такие мои первые впечатления. Я целый месяц ходила на работу. Я – частный предприниматель. Затем мэр объявил эвакуацию. Вчера к нам в дом прилетело пять ракет. Дети мои живут в частном доме, возле них рядом железнодорожная станция тоже разбомбили. Старшая дочь до сих пор не может прийти в себя. Люди все напуганы, исчез свет, боялись, что нас оставят без воды и еды. Я с костылем несколько раз спускалась в подвал, очень тяжело. Мы одеты спали, сумки стояли у двери. Дети подсказали, что вот здесь в Винницкой области принимают переселенцев. Вот так мы и своими автомобилями приехали сюда. Нас бесплатно кормят, люди все здороваются и главное чувствуем себя в безопасности». style=»text-align: justify;»>