«Нужно построить десятки тысяч квартир». Кирилл Тимошенко о восстановлении разрушенных городов, жилье для беженцев и постройке новой страны

10 Новости Винницы

Государство начинает строительство жилья для людей, кто потерял его из-за . Будут строить в 10 регионах и выбирать проекты, которые можно завершить за 3-4 месяца. Тимошенко рассказал в интервью изданию Forbes.

Каков сейчас главный приоритет для Кирилла Тимошенко?

Мы провели большое совещание с руководителями военных администраций по поводу того, как быстро восстанавливать города. Делаем это в несколько этапов.

Сначала заходят военные, ГСЧС, происходит разминирование, затем едут автомобили «Автодора» и других компаний, расчищающих дороги, убирают разбитые машины. За ними заходят строители, чтобы восстанавливать окна и двери в домах, – это самое первое, что нужно сделать, потому что многие хотят вернуться домой. Восстанавливаем электро-, водо-, газоснабжение. Это не очень легкая работа, потому что в разных городах разная система. К примеру, Буча получала электроснабжение от «Укрзалізниці», а эта подстанция разбомблена.

Параллельно идет восстановление мостов на трассе Киев-Чоп, по которой столица получает гуманитарные и другие поставки из западных областей. Сейчас фуры производят большой объезд по очень узким дорогам. Эти работы будут закончены в ближайшие семь – десять дней. Параллельно начинаем демонтаж разрушенных и строительство новых мостов, чтобы в ближайшие месяцы уже была проезжая дорога.

У восстановления есть и более масштабная составляющая. Хочется не просто восстановить то, что было. Хочется, чтобы Украина стала другой. Поэтому отдельная группа архитекторов работает над новыми проектами, чтобы сделать наши города примером Новой Страны.

Как построена работа по документированию военных преступлений?

В Киевскую, Сумскую, Черниговскую области вместе с ГСЧС приехали специалисты Национальной полиции, которые документируют все факты. И уже после этого заходят коммунальные службы и строители.

Есть ли уже понимание, когда люди смогут безопасно возвращаться?

Как только будет разрешение от ГСЧС, каждый глава города уведомит свою общину, что можно возвращаться. Единого термина для разных городов не существует. В каждом городе свои проблемы, свое количество заминированных позиций. Поэтому мы построили работу таким образом, чтобы каждый мэр города или председатель был рупором для своей общины.

Вместе с мэрами городов и полицией мы разработали систему дополнительной охраны. Тероборона или Национальная полиция не могут охранять каждый дом, каждый дом от мародеров, которые, к сожалению, существуют. Поэтому сейчас внедряется система, чтобы в каждом доме был старший, который может в случае необходимости оперативно обратиться в полицию.

В каких городах ситуация с точки зрения разрушений жилья, инфраструктуры, количества мин является худшей?

Где разрушены подъездные пути УЗ, которые нужно срочно восстанавливать, чтобы гуманитарные грузы и люди могли доехать. УЗ фактически спасла страну в первые дни и недели, поэтому мы прежде всего восстанавливаем ее инфраструктуру.

Сколько вы даете себе на то, чтобы установить более-менее сознательные условия жизни на освобожденных территориях?

Цель – в ближайшие недели восстановить электроснабжение, водоснабжение, установить окна в домах, расчистить дороги.

С руководителями военных администраций мы разработали такую ​​систему: каждый делает заказы на заводах в своем регионе, которые могут выпускать окна. Если их недостаточно или разрушены, соседние регионы помогают. Мы отработали такую ​​схему с «гуманитарными пакетами», то есть пакетами пищи, нужной человеку в месяц. Они едут в Харьков и другие регионы. За каждой областью прикреплена область-соседь, которая все это упаковывает и отправляет. У нас есть 10 регионов, в которые мы доставляем, и 10 регионов, которые за это отвечают. Такая же система будет с возобновлением инфраструктуры. justify;»>Учитываете ли вероятность того, что агрессор попытается вернуться?

Мы восстанавливаем все, что мы можем восстановить, и сразу налаживаем новую систему обороны. После расчистки в города заходят военные специалисты и вместе с областными администрациями и мэрами строят новую систему блокпостов и других защитных сооружений.

За чей счет будет происходить восстановление?

На первом этапе это средства государственного бюджета. Понятно, что на более масштабное обновление только бюджетных средств не хватит, поэтому надеемся на помощь международных партнеров.

Есть ли предварительные оценки стоимости этих работ?

Какие предохранители позволят минимизировать коррупционные риски?

Тем, кто хотел бы что-то украсть, уже понятно, что во время войны лучше этого не делать.

Заказчиками услуг являются военные администрации. Их руководители – это те же воины, как и ВСУ, поэтому они пользуются большим доверием украинцев. Конечно, будет еще много проверок, но я надеюсь, что никому не придет в голову разворовывать деньги, и люди быстро восстановят свои места.

ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ, ЖИЛЬЕ ДЛЯ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ, БРОНИРОВАНИЕ РАБОТНИКОВ

Восстановить жизнь на освобожденных территориях – одна из ваших приоритетных задач. Что еще входит в ваши приоритеты? Один из приоритетов – гуманитарная помощь каждому жителю в каждом регионе. Люди не должны остаться без еды, без теплой одежды или без чего-то необходимого.

Вторая задача – жилье для перемещенных лиц. Мы построим для них не какие-то модульные временные постройки, а нормальные дома в 10 регионах. Люди не должны жить в спортзалах или школах. Мы выбрали проекты, которые можно реализовать за три месяца. Это будут именно квартиры – в большинстве двухкомнатные, но и однокомнатные и трехкомнатные. После того, как мы восстановим дома переселенцев в городах, где они жили до войны, они переедут, а эти квартиры будут отданы военным и всем остальным, кто стоял в очередях.

Сколько миллионов квадратных метров планируете построить?

Надо построить несколько десятков тысяч квартир. Первые квартиры должны получить через три-четыре месяца.

Существует много не введенных в эксплуатацию, но фактически готовых жилых домов. В ближайший месяц государство станет их искупать и предоставлять переселенцам.

Все эти квартиры должны быть сразу с ремонтом, с мебелью, с бытовой техникой.

Как справедливо распределить десятки тысяч квартир среди 10 млн перемещенных лиц?

Уже понятно, сколько миллиардов это будет стоить?

Поймем до конца недели. Наша цель – через неделю-две выходить на фундаментные работы, не теряя время, пока идут расчеты.

Строители, с которыми я общался, оценивали себестоимость квартир для переселенцев с ремонтом, мебелью и техникой примерно в $1000 за кв. м.

Это будет гораздо меньше $1000. Мы поговорили со строителями из каждого региона, чтобы они минимизировали свою дельту и разработали варианты, как построить все дешево, но качественно.

Строители мне также говорили, что не понимают, как забронировать рабочих, без которых невозможно ничего построить, от призыва в армию. И это действительно вопрос от очень многих бизнесов: по каким процедурам можно бронировать работников?

Если вы помните, сначала броня получили водители, которые везут гуманитарную помощь и другие грузы. По строительству будем решать и бронировать этих людей, потому что их работа важна для страны.

Мы слышим от президента, от министров призывы к бизнесу работать, потому что работа тыла тоже важна. Но многие предприниматели до сих пор не понимают, по каким правилам они могут забронировать работников, важных для их бизнеса. Как это вы видите? Или все это должно решаться ad hoc?

Кабмин по задачам президента понимает, для каких именно секторов нужно сделать бронирование. Но многие вопросы решаем в телефонном режиме, время от времени, со дня на день. Других вариантов сейчас нет.

То есть как это построено? Отрасль обращается к правительству?

Есть отрасль, есть ответственное лицо от КМУ или ОПУ. Мы понимаем, что эта ветвь важна. Ответственное лицо делает небольшой штаб, в котором собирается информация о компаниях, работающих в отрасли. Отправляются официальные письма со списками людей, подпадающих под бронирование, списки проверяются, потому что в первые дни было много вопросов, когда бронировали знакомых, детей и так далее.

За бизнес вообще отвечает Министерство экономики, за айтишников – Минцифры. За врачей или связанные медицинские профессии отвечает Минздрав, за учителей – МОН… А дальше эти вопросы решаются в сотрудничестве с Министерством обороны и ВСУ. Вот такая система. Никто не отвечает за все списки бронирования.

НОВАЯ СТРАНА

С начала войны мы узнали много нового об Украине – о наших Вооруженных силах, о мэрах, которые несут ответственность за свои города и общины, о способности людей самоорганизовываться. На наших глазах отчеканивается новая Национальная элита. А что было открытием для вас?

Мы выйдем из войны другой страной. Это не просто какие-то общие фразы.

После победы нам в ближайшие сроки потребуется реформировать государственный аппарат. Война показала, что большие бюрократические системы часто работают хуже, чем группа людей, сплотившихся ради результата. Война показала, как многое зависит от персоналий, а не от институций.

Поэтому реформа государственного управления должна быть одной из самых первых, и делать ее нужно не годами, а через несколько месяцев. Государству нужны профессионалы, которые будут работать на результат, а не отсиживаться в кабинете. , а то, что не работало, и мы этого даже не заметили, можно и не восстанавливать. Такая логика?

Во время войны правительство серьезно либерализировало условия ведения бизнеса. Можно ли ожидать, что этот режим сохранится и после войны?

Экономические вопросы не совсем мой приход. Но понимая логику правительства, я думаю, что в ближайшее время каждый бизнес, а не только IT сможет право выбрать для себя режим «Действие Сити». Я ожидаю, что Верховная Рада предложит ввести такой механизм для всех компаний.

Кстати, почти 200 000 компаний уже перешли на «двухпроцентную» систему.

В отношениях с бизнесом наш приоритет – максимальная прозрачность и дерегуляция. Мы это понимали изначально, но война все ускорила. Надеюсь, что и после войны останутся те форматы, которые были разработаны для поддержки бизнеса. Предприниматели должны понимать, что государство открыто для бизнеса – мы хотим, чтобы заходили новые компании, и поддерживаем уже работающие компании.

Нам нужна работающая экономика. Именно поэтому все мэры, все руководители военных администраций постоянно обращаются в бизнес по возобновлению его работы.

Мы помогаем бизнесу с переездами. В ручном режиме помогаем компаниям восстанавливать логистику.

В каждой военной администрации есть заместитель, отвечающий за экономику. Практически каждое предприятие уводит человек из областной администрации. При необходимости включается Офис президента или Кабмин. Все круглые сутки на связи. Госпожа [вице-премьер, министр экономики Юлия] Свириденко проехала по регионам, пообщалась с бизнесом, поняла «на земле», какие проблемы. И прежде всего – это логистические проблемы.

Сейчас тысячи, если не десятки тысяч украинцев, занимаются волонтерством. С началом войны образовалось огромное количество благотворительных инициатив. Они почти не координируются друг с другом и часто мешают друг другу. Видите ли вы способ упорядочить эту сферу?

В первые дни войны мы образовали в каждой области логистический хаб, принимающий гуманитарную помощь. Она фиксируется в единой системе, которую разработал Офис президента, позволяющей перебрасывать «гуманитарку» в нуждающиеся в регионах. Какому-то региону не хватает макарон – быстро опрокидываем через «Укрзалізницю».

К сожалению, не все так хотели работать. Многие волонтеры пытались сами везти что-нибудь из Европы в какой-то город, который они понимают. Поэтому мы отпустили эту систему. Логистические штабы в регионах работают с гуманитарной помощью, которая проходит на уровне государства или на областном уровне. Все равно это большинство гуманитарной помощи, получаемой Украиной. А волонтеры работают уже по своему усмотрению. Мы им очень благодарны: то, что они делают – это огромная помощь государству.

Какие волонтерские организации вы посоветовали бы тем, кто хочет сейчас помочь Украине?

Я советовал бы зайти на ресурс, который мы сделали. Он называется help.gov.ua, там понятно, что нужно, понятны все наши логистические штабы в Европе – куда привезти эту помощь, после чего она через нашу логистику доедет в Украину.

Рекламировать какие-то волонтерские организации я не очень хотел бы, но думаю, все понимают, какие есть самые зарекомендовавшие себя волонтерские организации в Украине.

Что помогает Кириллу Тимошенко засыпать с чувством того, что день прошел не зря?

Прежде всего, что мне помогает, – это разговоры с женой и сыном.

Вообще, первые дни немного спалось. Это уже сейчас входим в какой-то ритм. Но если вечером я понимаю, что мы что-то не довезли, не доделали вопрос какой-то логистики, не пообщался ли я с кем-то из мэров, которые сейчас находятся в оккупации, или с главой военной администрации, или не перезвонил кому-то, кто мне звонил по телефону полчаса назад, то пока я этого не сделаю – я не могу спать. Сейчас ситуация, в которой нужно всегда быть на связи и решать вопросы онлайн. Многие вещи ты не можешь перевести на завтра или послезавтра. Пока ты не запустишь процесс, чтобы дальше он сам шел, а ты только его контролировал – ничего не получится. Именно поэтому, пока это не доделаешь, – не уснешь.