Как Михаил Федоров оставил россиян без Apple и PlayStation и что ждет украинское ИТ после войны

11 Новости Винницы

В команде министра цифровой трансформации Михаила Федорова около 250 С первого дня войны они защищают Украину на цифровом фронте: запускают цифровые услуги, призывают компании выйти с российского рынка и договариваются с Илоном Маском о поставках терминалов Starlink.

В интерв. Изданию Forbes Федоров рассказал, как выглядит работа министерства инноваций изнутри.

До войны Минцифра строила «государство в смартфоне». Какая сейчас задача? Оно остается неизменным – построить самое удобное цифровое государство. Это актуально, потому что проблем у украинцев становится больше, нужно адаптировать цифровые государственные сервисы под военные условия. Наша команда работает 24/7 и решает проблемы еще более оперативно, чем до вторжения.

Как изменилась работа министерства после вторжения?

В день вторжения важнее всего было сделать так, чтобы вся команда была в безопасности. Чтобы никто не паниковал, мы пытались объяснить, как будут выглядеть следующие дни и недели. Нам понадобилось меньше суток, чтобы решить организационные вопросы и начать снова работать.

В приоритете была безопасность инфраструктуры, реестров, данных. Мы начали работать над их защитой еще до войны и закончили все задачи в первые дни вторжения. Сейчас все данные в безопасности – есть бекапы, реестры работают в активном режиме из безопасных мест.

Был ли план на случай войны?

По обзору организации и логистики людей и информационных систем мы были готовы — действовали быстро, хаоса не было. Однако никто не может полностью подготовиться к таким действиям и такому эмоциональному состоянию.

Помогло то, что до этого у нас и так было много проблем, кибератак – мы привыкли работать в этом режиме и быстро адаптировались.

Почему? начали писать тех-компаниям?

Мы видели, что мир быстро отреагировал на вторжение России в Украину, ввел санкции, поэтому решили, что нужно общаться с нашими компаниями-партнерами по технологическим санкциям.

Эта идея была на поверхности, потому что будущее за цифровой экономикой и чем быстрее компании типа Apple, Google, Meta уйдут из РФ, тем больше это отбросит развитие ее экономики.

Сложно ли убедить тех-компании выйти из РФ?

В 90% случаев коммуникация с этими компаниями ведется не через Twitter, а во время встреч в Zoom, через электронные письма, общение с менеджментом и сотрудниками. Это большая организационная работа.

У нас есть отдельная команда, которая занимается цифровой блокадой сервисов в РФ, есть даже центры, которые анализируют, насколько цифровые санкции влияют на россиян и как они пытаются их обойти.

Как влияют тех-санкции на Россию?

Главная задача «цифровой блокады» – поощрить активных людей в России – создающих цифровую экономику – покинуть страну или выйти на протест. Или написать пост о том, что все, что говорит Россия – это фейк и пропаганда, что она сама напала на Украину и начала войну.

Мы анализируем реакции тех -специалистов и ИТ-компаний и видим, что наша стратегия работает и дает результат.

К примеру, мы долго пытались добиться того, чтобы Visa i Mastercard перестали работать в России. К ним обращался и президент, и министр иностранных дел, и премьер-министр, и Нацбанк.

Ограничение их деятельности повлияло на потребительское поведение россиян. Им неловко. Их карта «Мир» работает «через одно место», как и все российские продукты, которыми они пытаются заменить мировые решения.

Мы видим, как россияне пытаются выводить деньги через криптобиржи или платежные сервисы, но мы догоняем их и там.

Скоро запустим сайт, посвященный цифровой блокаде – добавим туда все компании, их статус, наши письма, этапы коммуникации, чтобы любая организация могла сделать то же самое.

Зачем это нам? Потому что будущее – за технологическими компаниями, за инженерами, за специалистами, развивающими цифровую экономику. А они не могут работать, если в стране нет для этого условий: когда они не могут купить себе MacBook, лицензию на Windows, нарисовать дизайн в Figma или получить на фрилансе деньги через PayPal или Payoneer.

Кто принимает решение о блокировке тех-сервисов?

Все пытаются наложить санкции на тех, кто публично не поддерживает прекращение войны в Украине. О чем говорите с Зеленским, когда выпадает возможность? /i>

Мы не рефлексируем относительно проектов, которые уже запустили. Каждая наша с ним встреча – это обсуждение новых задач, потому что их слишком много.

Далее Минцифры самостоятельно отслеживает результаты.

Как договаривались с Илоном Маском?

Одним из наших приоритетов был стабильный интернет, поэтому мы обратились к Илону Маску относительно Starlink.

Что интересно, за день до вторжения у нас была встреча с европейским офисом Starlink и мы хотели за несколько дней в быстром темпе предоставить все лицензии, чтобы спутники заработали в Украине и у нас был безопасный интернет.

Кроме этого, мы продолжаем получать от Илона Маска солнечные батареи, чтобы заряжать Starlink, а также оборудование, упрощающее работу спутников с разными сетями. Мы также продолжаем получать новые партии Starlink.

Безопасно ли использовать Starlink в зоне военных действий? Существует мнение, что такое оборудование широко «излучает» сигнал, поэтому становится легкой целью для наведения вражеских ударов.

Мы общаемся с профильными органами, отвечающими за безопасность, и от них нет таких оговорок.

Каков секрет успеха Минцифры?

Менеджмент. Нас спасают спокойные, взвешенные системные менеджеры в команде, работающие без негативных эмоций и страха. Они быстро выполняют задачи, даже лучше, чем до этого.

Это важно, ведь я вижу, что некоторый бизнес прервал работу, потому что сотрудники испугались, ими овладели эмоции.

У нас все системно, все на местах, все выполняют работу, которую нужно выполнять.

Коммуникация с бизнесом. Мы всегда опирались на мнение ИТ-компаний, делали все, чтобы они больше работали в Украине, больше зарабатывали. Сейчас мы чувствуем обратную связь.

Они нас уважают, помогают, организуют проекты, о которых мы просим. Мы чувствуем себя частью большой команды «Украина».

Другие составляющие успеха: быстрота и идеологическая поддержка – у нас все системно «горят».

Не могу сфокусироваться на чтении или просмотре чего-либо, потому что потребляю слишком много аналитического контента каждый день. Не могу отвлечься.

Если получится поспать 4-5 часов в сутки – это хорошо. Немного возвращаю спорт, чтобы была энергия. Без спорта не может быть энергии.

Мы начали работать нон-стоп. Сейчас не может идти речи о нормальной жизни – у меня как министра точно.

Как работают ИТ-бизнесы?

Многие ИТ-компании продолжают подавать заявки в «Действие City». По состоянию на 22 марта резидентами стали 127 компаний. Однако сейчас ИТ-бизнесу главное адаптироваться к работе в новых условиях. Мы следим за этим – проводим опрос, смотрим, какая ситуация с клиентами, с самочувствием сотрудников, кому нужен лучший интернет.

Мы планируем даже запустить обучение для свечей , когда государство будет платить за людей, желающих сменить свою профессию на ИТ. С новыми знаниями они смогут реализовывать себя в Украине после победы.

Каким будет украинское ИТ после войны?

Откроется новое окно возможностей. Сейчас украинцев идентифицируют как смелую нацию свободных людей, умеющих работать в таких критических условиях.

Ведь наши ИТ-специалисты продолжают выполнять важные проекты для мировых брендов – они никого не подвели, не перестали выполнять заказы и не нарушили дедлайны.

Больше мировых брендов будет доверять украинцам: если они могут работать под обстрелами и сиренами, то в мирных условиях смогут делать еще больше.

Мы уже это видим: PayPal i Revolut запустили сервисы для украинцев, мы общаемся и с другими компаниями, с которыми воевали много лет, призывая зайти в Украину.

Как иностранные компании не хотят уходить из России?

Все еще в нашем фокусе SAP. Она продолжает обеспечивать деятельность Газпрома и Сбербанка, а также других компаний, уплачивающих большие налоги в РФ и таким образом финансирующие убийство украинцев.

Мы будем делать все, чтобы SAP ушла из России. Это касается и CloudFlare, и китайской компании UniPay, которая пытается обходить блокировку Visa и Mastercard.

Как работает украинская интернет-инфраструктура?

Проблемы возникают там, где ведутся активные боевые действия, но наши компании – это герои, они быстро восстанавливают связь и сейчас нет критических проблем.

Хорошо, что когда мы выбирали, как покрывать страну фиксированным интернетом, то решили сделать свободный рынок, когда маленькие провайдеры могут конкурировать между собой. А нас убеждали отдать монополисту право проводить интернет в каждый городок. Всего в Украине есть более 5000 интернет-провайдеров, но основных около 100. Поэтому не будет такой ситуации, когда захватили одного провайдера и заблокировали связь. Нас спасает децентрализация.

К тому же, у нас тысячи терминалов Starlink и мы на пути к тому, чтобы стать страной с их наибольшим количеством.

Провайдеры мобильного интернета – Kyivstar, Vodafone, lifecell – также быстро реагируют на проблемы.

Я горжусь нашей сферой телекоммуникаций – это отдельный фронт, там умирают люди, но они работают, чтобы Украина была на связи.