«Даже фашисты такое не творили». История детского врача, который из Харькова переехал в Винницкую область

37 Новости Винницы

Утро 24 февраля стало новой реальностью для миллионов украинцев – жители городов миллионников пробудились от взрывов. На Харьков, Киев, Херсон, Сумы, Мариуполь пошли колонны техники оккупанта. Россия ракетные удары по Украине совершает уже 18 суток подряд. Россия унесла жизни тысяч украинцев и поломала судьбы миллионов людей, которые под обстрелами покидают свои дома, теряют работу, друзей, родных. В Винницкую область за эти дни прибыли более 40 тысяч беженцев. История каждой семьи – это боль и трагедия. Публикуем историю харьковчанина, врача-анестезиолога, педиатра, работавшего до последних дней, пока не расформировали Харьковскую детскую областную больницу №1.

«Утром 24 февраля пришла СМС-ка от врача. Сергей Иванович, война, что делать? Я позвонил по телефону и говорю всем быть на работе», — вспоминает врач.

На третий день больницу начали обстреливать.

«Каждый день нам прилетало…», — говорит врач.

«В нашем отделении реанимации тогда шесть детей были на ИВЛ. При взрывах в подвал не спускались, потому что отключить ребенка от аппарата невозможно. Так же работали и хирурги в своих операционных, потому что невозможно пациентов спустить в укрытие. Это куча оборудования, которым поддерживается жизнь детей. У нас были онкобольные дети, если не сделать по графику химио- или радиотерапию, шанс на жизнь теряется. В первый же день привезли двоих раненых детей. У 14-летнего мальчика хирурги удаляли осколок, попавший ребенку под руку. Чудом остались невредимыми важные артерии, он выжил. Под обстрелами мы работали больше недели. Потом больницу расформировали», – говорит Сергей Иванович.

И сейчас под обстрелами в Харькове медики продолжают спасать маленьких пациентов. Четверо коллег медиков Харьковской детской областной больницы №1, работавших с Сергеем Ивановичем в отделении анестезиологии, после закрытия больницы, перешли в другие медучреждения города. В самой же избитой снарядами больнице остались работники администрации, чтобы позаботиться о медучреждении

Сергей Иванович 67 лет. Он родился и всю жизнь прожил в Харькове. Всю жизнь лечил детей. В свое время работал в одном коллективе с врачом Евгением Комаровским.

Он не уехал в Израиль, или в США, как многие его коллеги, хотя имел много предложений. Его жена тоже врач по специальности – кардиолог. То, что кафиры сделали с Харьковом, их болит до предела. Врач говорит по-русски и не может подобрать цензурных слов, когда речь заходит о путине и действиях «освободителей» в Украине.

«Я русский. Я всю жизнь говорил по-русски и никто, никогда в Украине, ни на западе, ни в центре, на юге, не имел претензий к тому, что я говорю по-русски. От чего они освобождают харьковчан? От наших домов? От больниц? От достопримечательностей архитектуры?

Харьков – самый прекрасный город, который просто уничтожают. Наш бульвар Свободы россияне разрушили. Наша больница, оснащенная самым современным оборудованием, разрушена. Успенский собор тоже был обстрелян. У нас в Харькове был более прекрасный зоопарк, сейчас тигры гуляют по улицам города. Русские ведут себя хуже фашистов. Потому что даже во время Второй мировой войны кафиры не уничтожали памятники культуры и больницы, в которых были дети. Успенский собор, построенный в начале 19 века, фашисты не бомбили, а русские солдаты обстреливают. У них нет ничего святого. Они разрушили монументы архитектуры, которые были не повреждены во время Второй мировой. Они просто все уничтожают», — говорит Сергей Иванович.

Самое страшное это слышать гул самолетов. Звук такой, что накрывает все пространство.

«Сначала они пускают Ту-160, потом со свистом идут «стрижи» (Су-25 – ред.), потом становится слышны взрывы. Самолеты над Харьковом не утихали. Хуже всего, что ты не можешь ничего сделать, никак не можешь защитить своих родных и не знаешь, где на этот раз они сбросят бомбу», — говорит врач.

В Винницкую область, на родину своего отца, врач со своей женой Софией, добирались несколько дней.

«Мы из дома практически ничего не брали. Просто забрали свою собачку, сели в машину, к которой я не смотрел год и под обстрелы выезжали из города. Бензин закончился, то нам в аптеке девушки дали пластиковые бутыли, чтобы на заправке можно было залить. Доехали в безопасный город в центральной Украине. Побывали там несколько дней и выехали в Винницкую область. В Винницу 800 километров ехали практически вслепую, потому что дорожных знаков нет», — рассказывает мужчина.

Они с теплом и любовью рассказывают о своем родном Харькове, который любят всем сердцем. Говорят, что Харьков никогда не был и не будет российским, особенно после того, как с городом сделали кафиры. Они верят, что скоро вернутся домой. Они верят в силу Вооруженных сил Украины, молятся о защитниках и радуются, когда видят уничтожение вражеской техники.

Харьковская областная детская клиническая больница №1 под обстрелами кафиров 28 февраля – 1 марта.

< /i>

14 марта кафиры продолжают бомбить центр Харькова.

Харьков 2021 год

Харьков до «спецоперации путина» и после.