Боря-Лексус рассказал, как на Винниччине решаются конфликты и сколько это стоит

345 Новости Винницы

ddecafdfafaecТакое понятие, как Самооборона, появилось на Майдане, когда активисты объединились ради того, чтобы защищать мирных протестующих, право на справедливость и отстаивать конкретные идеи. Позже, по крайней мере, в Винницкой области Самообороны начали дробиться. Некоторых представителей этих организаций называют одиозными, а их методы работы далеки от законных. Кроме того, вражда организаций обернулась «разборками». Находясь в нейрохирургическом отделении Винницкой горбольницы скорой помощи, один из довольно одиозных лидеров «Самообороны Майдана» Борис Пасіченко рассказал real-vin подробности «договорняков» и силовых противостояний за различные предприятия, которые ранее не афишировались, о оружие, имеющееся на руках у винничан, а также о том, через что он перешел дорогу бывшим единомышленникам.

— Борис Михайлович, вечером 15 июня на вас напали. Имена злоумышленников в интересах следствия не разглашаются, хотя и узнали некоторых … Силовом инциденту предшествовал диалог?

— Я видел, как из «джипа» и серебристой «десятки» вышли люди. Один был с пистолетом. Когда увидел биты, понял, что разговора не получится … (Нападавших было восемь, четверо с битами). Забрали барсетку, сумку у жены. Били жестоко. Узнал трех.

— За несколько дней до этого милиция зарегистрировала в ЭРДР сведения об уголовном производстве в отношении конкретно вас. Причем, по таким статьям, как бандитизм и создание организованной преступной группировки (ОПГ). Это расследование и нападение как-то связаны

— О расследовании впервые услышал от вас … Что касается людей … Знаете, все со всеми в «не совсем теплых отношениях». Но это надуманно. Я в хороших отношениях с Андреем Бондаренко (автор заявления в милицию, которая стала поводом для внесения сведений в ЭРДР, — прим. Авт.). Думаю, правоохранительные органы разберутся. Это их компетенция. Если виноват — посадят, если нет — закроют «дело».

Его (А. Бондаренко — прим. Авт.) право писать, но, я считаю, что прежде мог бы подойти и сказать, что я что-то делаю неправильно. Я в хороших отношениях со всеми, кто связывает себя с «Самообороной», и не важно, как она называется. У меня нет врагов, я ни с кем не враждую. И с Андреем в том числе. Лично я за одну «Самооборону», а не 5, 15 или 20 разных …

Давайте соберемся вместе и распределим, кто и чем будет заниматься? .. Одни юридическим направлением, поскольку у них есть юристы. Другие — силовым. У меня, например, больше людей для этого. Это не означает, что кто-то будет захватывать объекты и совершать противозаконные действия. Есть ситуации, когда необходимо физическое присутствие. В любом споре есть две стороны, а Самооборона должна быть третьей. В Строїнцях Тывровского района был конфликт вокруг агрофирмы (между лицами, которые считают, что являются собственниками, — прим. Авт.). Мы туда поехали и встали между спорщиками, чтобы никто не сорвал собрание села, а это интерпретируют так, будто мы заняли чью-то сторону.

Я предлагал всем еще в прошлом году взять один район. Кто станет председателем РГА, кто замом, и вместе покажем работу, наведем порядок … Теперь сам стану баллотироваться в депутаты райсовета. Выберу самый «убитый» район, а затем покажу, каким он станет …

— И председателем райсовета не откажетесь стать?

— Буду только рад … Вернусь к прошедшим событиям и предыдущего вопроса. Напали на меня, видимо, решив, что запугают. Так пусть убьют, может им легче будет. Нельзя так поступать . Ладно, меня избили. Пусть у меня есть поддержка и здесь, и в батальонах, которым помогаю (Б. Пасиченко подтверждает это грамотами с благодарностью, которые передали из зоны АТО, — прим. Авт.) …

Проще всего сказать, я — это ОПГ. В моем понимании, ОПГ — когда занимаются оружием, наркотиками, проституцией, бандитизмом и вымогательством, а скажите, если мы на восток более 29 машин с помощью передали, сотрудничаем в этом плане с милицией, властями, то теперь за это нас называют преступной группой? Вот те, кто меня избил — это организованная преступная группа. Это планировали, организовали …

— Ради сохранения сахарного завода жители пгт Бродецкое Козятинского района блокировали и блокируют трассу. Насколько я знаю, вы и ваши сторонники поддерживали крестьян …

— Идея Самообороны заключается в том, чтобы вставать на защиту простых людей. Власть должна услышать людей. Сидя в кабинете, чиновник любого ранга пытается отстраниться от насущных проблем граждан. Ранее в кабинете руководства района мы общались с владельцами Бродецького сахарозавода. Тогда они говорили об инвестициях, а потом передумали и собрались резать. Это не правильно. Что-то режьте, а то устанавливайте, модернизируйте производство. В этом вопросе мы поддерживаем простых крестьян. Мы не даем завод резать, и не дадим.

— Эта история может иметь связь с нападением на вас?

— Учитывая тайну следствия, скажу, что связь не исключаю.

— Складывается впечатление, что конфликты, в том числе и между различными группами лиц, которые называют себя «самообороновцами», возникают вокруг того, что одни поддерживают, скажем, одного бизнесмена, условно оппоненты — другое …

 — Конфликты потому, что люди друг друга не слышат. Нам нечего делить, мы все хотим, чтобы в регионе был порядок.

Уже упоминали о Бродецком, Строєнцях … Не возражаете, что передел сфер влияния, столкновение бизнес-интересов и личной неприязни приводит к различным конфликтам в разных «точках» области?

— Даже Украины. Считаю, что если где-то что-то «нажитое непосильным трудом», это нужно национализировать. Не было бы конфликта в Строєнцях или Зведенівці (Шаргородский район; там в 2014-м была аналогичная силовая «спор» как предпринимателей, так и «групп поддержки», — прим. Авт.), Если бы стороны договорились, если бы главы сельсовета не самоустраняются от проблем. Их люди выбрали, а они не за людей заступаются, а становятся на сторону одного из спорщиков.

Я считаю, что всю приватизацию нужно отменить или изменить. Говорят, фермеры в селах бедные. Готов спорить на бутылку «Кока-Колы», что не фермеры, а люди бедные. А сколько земли самозахватом используют, сколько не оформили! .. Почему так? Глава сельсовета может оформить эту землю в коллективное хозяйство и сдать в аренду, а деньги направить в бюджет и потратить на село … Или возьмем агрохолдинги. Обрабатывают землю, а село вымирает. Превратили его в сырьевой придаток.

— Вам известно о том, что фермеры или владельцы нанимают группу людей, которые называют себя «самообороновцами». Сколько обычно платят за услуги «охраны»?

 — Такое повсеместно. Расценки всеукраинские. Они зависят от сложности задач — от 500 гривен до 100 долларов на человека за день.

— Сколько нужно людей и сколько дней?

— Это зависит от того, кто «давит», и защищает. Хотя я считаю, что в любом конфликте следует задействовать Госслужбу охраны и правовую базу. В селе получается так: имеешь легальный бизнес — его нужно защитить, потому что завтра кто-то на него глаз положит, а имеешь нелегальный — тоже нужно защитить, потому что за ним могут прийти.

— И подобные конфликты, где нужно защитить как легальный, так и нелегальный бизнес существуют в каждом районе?

— Практически в каждом селе. Я имею информацию о ситуации во всей области.

— А бывает такое, что две группы лиц, которые берутся решать силовой конфликт, договариваются о том, чтобы его затянуть?

— В 90% случаев это именно так. Все люди продаются, как с одной, так и с другой стороны.

— Так причина участия в подобных конфликтах «самооборонцев» в амбициях их лидеров или заработок?

— И в том, и другом.

— Говорят, что у вас есть достаточно влиятельные покровители. Это верно?

— У меня есть хорошие друзья, с которыми прошел еще Майдан 2004 года. Это не чиновники или представители силовых структур. Они занимаются бизнесом.

— Вам известно о том, что группы «охраны» имеют оружие и взрывчатку из зоны АТО?

— Не могу отрицать этого … Я — не сторонник оружия. Но оружие должно быть у каждого в голове. Это моя принципиальная позиция. Я не знаю, кто возит, но оружия в области очень много. Недавно на блокпосту в Донецкой области задержали винницких волонтеров, и нашли в их машине два разобраны до винтика автомата. Это страшно. Никакое оружие никого не защитит. Да, и денег с собой не заберешь, когда придет «женщина с косой».

 

 

 

comments powered by HyperComments